Правовой вопрос: Как шьют липовые уголовные дела – примеры из практики

Новости

Краткое содержание:

Как шьют липовые делаУ следователяПрокуроры и судьиОбсуждение

Иногда некоторые сотрудники органов идут на создание липовых уголовных дел, когда они специально провоцируют человека на преступление или просто подводят под статью заведомо невиновного человека.

Это может быть сделано по разным причинам: чтобы раскрыть преступление, отчитаться перед руководством, улучшить статистику, чтобы просто подзаработать денег.

Сразу стоит отметить, что не нужно думать, будто абсолютно все люди в погонах и мантиях именно такие, среди них очень много достойных профессионалов, очень много по-настоящему честных и порядочных людей.

Но, к сожалению, есть и те, кто совершенно не хочет жить по закону и по справедливости.

Как шьют липовые дела

Допустим, есть оперативники, которые не хотят или не умеют работать, а нужно раскрыть, к примеру, хранение наркотических средств.

Чтобы далеко и долго не ходить, они просто берут самого рядового наркомана и предлагают ему взять на себя хранение наркотиков. При этом они очень просто с ним «договариваются»: если он сейчас не признается в хранении, то в следующий раз угрожают просто загрузить за сбыт. Все знают, он наркоман, а значит и сбывает наркотики.

Конечно, могут и физически надавить, но на самом деле проще договориться и замотивировать человека, чем просто выбивать показания, хотя такое тоже бывает.

Или, скажем, есть какое-то нераскрытое преступление. Опера̀ просто подбирают наиболее похожего по приметам ранее судимого человека, убеждают потерпевшего в том, что они поймали преступника, и «помогают» его опознать.

Бывает и так, что проводят обыск по какому-нибудь уголовному делу и неожиданно находят в квартире патрон от АК-47, который, естественно, сами туда и положили. Пожалуйста – дополнительный эпизод, дополнительная «палка» и раскрытие.

Если говорить про заработок на липовых делах, то был случай, когда оперативники, которые работали по наркотикам, знакомились с девушками по Интернету, потом подкидывали им наркотик и сами же решали этот вопрос за деньги.

Случается, что сотрудники органов идут на провокацию преступления – это тоже довольно распространенный вид дутых дел. Допустим, посылают своего человека, который уговаривает какого-нибудь программиста установить «крякнутую» нелицензионную программу. При этом они выбирают как можно более дорогую лицензионную программу, чтобы натянуть именно на тяжкое преступление. Всё, вот вам раскрытое преступление по п. «а» ч. 3 ст. 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав в особо крупном размере) – лишение свободы до 6 лет со штрафом до 500 000. Естественно, все оформляется как случайность, там ни о какой провокации никто не говорит.

У следователя

Конечно же, недобросовестным оперативникам помогают «раздуть» дело такие же недобросовестные следователи. Допрашивают свидетелей и потерпевших «как нужно», чтобы подтвердить версию обвинения и не было никаких противоречий. Допустим, свидетель говорит, что он не видел, как из кармана подозреваемого оперативники достали наркотики, тут следователь ему сразу же говорит: «Давай, скажи, что видел, ты же на месте был, рядом стоял, знаешь, что наркотики у него были, а то мне придется опять тебя вызывать, очные ставки проводить и так далее». Тут свидетель говорит: «Ну ладно, пишите, что я там все видел, раз такое дело».

Могут вообще пообещать сделать его соучастником преступления, запугать, вариантов много.

Всё это наполняет дело доказательствами обвинения, притом такими, которые потом очень тяжело опровергнуть.

Бывает, что просят экспертов сделать какие-то нужные выводы, например, чтобы эксперт констатировал соответствие почерка подозреваемого на изъятом документе, когда почерк примерно похожий и ситуация шаткая. Или наоборот, просят там не давать каких-то ответов на значимые вопросы, к примеру, о механизме образования каких-то следов телесных повреждениях. Могут поработать с вещдоками, повредить диск с видеозаписью и т.п.

Прокуроры и судьи

Когда такое уголовное дело попадает в суд, тут уже подключаются такие же недобросовестные судьи и недобросовестные прокуроры, которые начинают всячески тащить это дело к обвинительному приговору.

Допустим, идет допрос свидетеля, и он начинает говорить совершенно не то, что он говорил раньше в ходе предварительного расследования, и всё опровергает. Тут уже вмешивается судья или прокурор, они начинают методично напоминать свидетелю про уголовную ответственность за дачу заведомо ложных показаний. Подают ему протокол с его допросом, указывают на отсутствие замечаний, на его подпись, что написано, что он протокол читал, ему все разъяснено. Затем вызывают следователя, который отрицает любое воздействие на свидетеля.

После этого многие свидетели со всем соглашаются, только лишь бы их оставили в покое. Если даже не соглашаются, то суд может просто принять старые показания, а новые проигнорировать.

Представляете, каково адвокату играть против такой команды? Одному против всех очень тяжело, когда против сам судья, и когда соперники могут толковать правила игры, как они захотят. Победить очень сложно, но это все равно возможно при должном желании и профессионализме.