Россия как ведут себя беженцы с Украины в России

Гражданство

Чем сейчас живут беженцы из Донецка на новой родине

Уже в начале прошлого года чиновники не скрывали: на содержание беженцев уходит слишком много денег. Всего, как позже уточнил первый заместитель главы МВД России Александр Горовой, на обустройство вынужденных переселенцев с Украины было потрачено более 18 млрд рублей. Для тощающего бюджета эти затраты, видимо, оказались чувствительными. В результате пункты временного размещения потихоньку начали закрывать.

Знакомьтесь – семья Абрашкиных. Глава семейства 41-летний Александр Абрашкин, его 38-летняя супруга Наталья и двое детей – Лев и Марк, 3 и 11 лет от роду. С 23 июля 2014 года они квартируют в небольшом городке на востоке Свердловской области — Тавде, занимая половину частного кирпичного дома на улице Ленина. Сюда перебрались из Крыма, куда в свою очередь выехали из родного Донецка в буквальном смысле последним поездом (железнодорожное сообщение с полуостровом со стороны Украины после этого было заблокировано).

В Крыму у моего собеседника живет друг – бывший начальник налоговой полиции Вячеслав Трубников. К нему и ехали. На полуостров донецкая семья ехала на два-три месяца – «посмотреть, чем все закончится на родине и вернуться». «А тут все начало разгораться, и стало понятно, что надо что-то делать», – продолжает Александр Абрашкин. Оказалось, что в Крыму невозможно получить необходимый для жизни в России статус беженца.

О причинах, побудивших Абрашкиных уехать из Донецка, где у них остались три квартиры, родители и масса родственников, они сами рассказывают так

— Начали обстреливать все, боевые действия пошли. Не уедешь – все. Сначала мирно все начиналось, танки пошли на Снежное, на Луганск, просто, типа, на границу. А потом, когда люди Рината Ахметова (Украинский миллиардер из Донецка – прим. ред.) захватили исполком, все и началось.

— Погодите, нам здесь, в России, транслировали по телевидению, что это были сторонники суверенитета и права на самоопределение, – переспрашиваю.

— Типа того, только я их лично никогда не видел раньше в Донецке, ни во власти, нигде. Откуда они взялись – не известно. А я все-таки работал там много и знал всех, кто мог войти во власть.

Периодически в речи моего собеседника звучит слово «бандеровцы» и название запрещенной в России организации «Правый сектор». Только в отличие от навязываемых здесь идеологических догм, он считает это явление реакцией на действия самого Януковича и его команды.

«У нас вообще город всегда бандитский был, – подчеркивает Абрашкин, перечисляя фамилии Ахметова, Януковича, их близких родственников и друзей. – И в Киеве давно негатив был. Они так и говорили, что бандиты заполонили Киев, начали строить домины. Янукович возле самой Верховной рады построил 16-этажку, Киевскую лавру затмил. Все лесопилки на Западной Украине забрали, землю забирали. Им говорят: это же, мол, Сталин паи давал людям, а они, что хотели, то и делали – вид на Карпаты, видите ли, нравится, а Сталин де давно умер».

«Хорошо, что отобрали у ополченцев оружие. Они раньше ходили с ним домой и творили, что хочешь. Сейчас каждый день находят трупы забитых людей с семьями, люди не бедные были. Очень много людей убиты, очень… и внутри Донецка, и за пределами. Это чистый бандитизм. Понимаете, это ведь всё на долгие годы. Сколько оружия зарыто? Раньше ПМ закапывали, теперь «Муху». Это сейчас на много лет кровавого бандитизма. Мама моя то же самое говорит, лет на 10, как в Косово», – считает Абрашкин.

Его жена от таких разговоров уходит с ребенком на кухню. «Там полностью безработица, нищие все, – продолжает глава семьи. – Люди ждут новое руководство, говорят, что придет нормальное российское. Россия как ведут себя беженцы с Украины в России, себя? Ваши российские военные там уже тренируют ополченцев, открылся филиал краснодарского института МВД».

Тем не менее в России, по его словам, «больше закона». «Куда мне деваться, если здесь не примут? Дальше только Казахстан», – резюмирует он свой разговор.

«Если бы мне сразу сказали, что нет дома, квартир, работы нет, мы бы сюда не поехали. За три тысячи километров залететь от дома – это тоже не шутки», – говорит беженец.

Приехавших в Россию беженцев с Украины выбрасывают на улицу

1 января 2017 года в России закрылись все пункты временного размещения (ПВР), предназначенные для беженцев из Луганской и Донецкой областей Украины. Обстановка в Донбассе нормализовалась, поток спасающихся от войны людей иссяк, объясняют это решение федеральные власти. В подтверждение приводится статистика: к концу прошлого года в пунктах временного размещения оставалось всего 473 гражданина Украины, в том числе 166 детей. Вроде бы действительно немного.

Однако возникает вопрос: что стало в таком случае с миллионом беженцев из Донбасса, прибывших на территорию РФ за последние два года? Вернулись на родину? Получили в России жильё и нашли работу? Или же перед нами очередной пример манипуляции?

Ажиотаж, как водится, продолжался недолго. Со временем тема помощи беженцам, о которых поначалу не твердили разве что из утюга, начала уходить на второй план. «Кровавую хунту» в телевизоре сменили Турция, затем Сирия. На этом фоне отношение к Украинцам стало потихоньку меняться. В тех, кого ещё вчера называли братьями, теперь начали видеть засидевшихся нахлебников.

Уже в начале прошлого года чиновники не скрывали: на содержание беженцев уходит слишком много денег. Всего, как позже уточнил первый заместитель главы МВД России Александр Горовой, на обустройство вынужденных переселенцев с Украины было потрачено более 18 млрд рублей. Для тощающего бюджета эти затраты, видимо, оказались чувствительными. В результате пункты временного размещения потихоньку начали закрывать.

Резать пришлось по живому. Так, в марте прошлого года на сайте Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека появилась информация о том, как проходило выселение беженцев в Мурманской области. В местном ПВР проживали 36 человек. После того как они отказались уходить на улицу, городская администрация направила в суд иски с требованием освободить помещение. После этого беженцев выселили силой.

Представители «Российской телерадиовещательной сети» уверены, что переход страны с аналогового на цифровое телевизионное вещание пройдет максимально гладко. Для тех, кто опасается возможных проблем, предусмотрена поддержка операторов горячей линии.

О том, как разворачивалась «индивидуальная работа» на самом деле, можно судить по такому факту. На одном из сайтов Таганрога появился крик о помощи: «Беженцев выгоняют из лагерей «Красный десант» и «Орлёнок» с детьми просто на улицу. Зимой. Нет денег и жилья. Если кто может предложить на время жильё бесплатно или работу

с жильём в Таганроге и посёлках, будем очень благодарны». Сообщение вызвало волну негодования и было быстро удалено. В общем, ситуацию замяли.

– Вы сами верите, что все проблемы беженцев решены? Нет, вот честно – можно в такое поверить, зная наших чиновников? То-то и оно, – говорит ростовчанин Арман Савиди.

Арман – волонтёр. Уже почти три года он помогает беженцам из Донбасса. На днях снова был на границе, привёз тревожные новости: в Донбассе снова стреляют, так что надо готовиться к новому наплыву беженцев.

Готовиться будут не власти, а такие же, как он, волонтёры. Летом 2014 года ростовский бизнесмен Игорь Греков отдал свой новенький трёхэтажный особняк под приют для беженцев. За два года через него прошли свыше 2 тыс. сбежавших от войны. Арман в доме Грекова работает на общественных началах комендантом.

– Сейчас освобождаем ещё несколько комнат – там у нас раньше был склад. Теперь поселим беженцев. А что делать? Пункты временного размещения закрыли. Не оставлять же людей на улице, – пожимает плечами Савиди.

Пристраивать, опять-таки, удаётся не всех. Первое время службы занятости действительно относились к беженцам с вниманием, составляя для них километровые списки вакансий. В результате, как рассказывают в доме Грекова, несколько бывших донбасских шахтёров смогли уехать на Урал и сегодня живут безбедно. Но продолжалась такая «лафа» недолго.

– Сегодня беженцу найти хорошую работу почти невозможно, – говорит Савиди. – Например, можно пойти на стройку, но если россиянину там будут платить 20 тыс., то Украинцу положат вполовину меньше. Потому что знают: всё равно ему некуда деваться. Не так давно жила у нас учительница. Суперпрофессионал. Имеет звание, награды. Я пошёл к директору школы, попросил, чтоб взял её на работу. Но он отказал – мол, своим мест не хватает, люди не поймут.

Живой пример – история пенсионерки из Луганска Елены Прокопенко. Женщина работает на фабрике, получает 8–10 тыс. рублей в месяц. На эти деньги прожить трудно, не то что снять жильё.

Решение о закрытии пунктов временного размещения в доме Грекова оценивают негативно. Сегодня здесь по-прежнему живут 58 человек – в основном мамы с детьми, инвалиды, старики и те, кому просто некуда идти. Официально они вроде как считаются пристроенными, а потому не нуждающимися в помощи Российской Федерации. Отсюда становится понятно, как образовалась цифра в 473 человека, якобы остающихся на попечении государства.

В российском внешнеполитическом ведомстве усомнились в необходимости введения ответных мер на запрет со стороны Киева въезжать на территорию Украины российским мужчинам.

– Тогда засуетились. Дали адрес дома Грекова. Вот пока живём здесь. Вместе с женой работаем на стройке. С документами пока что очень туго всё решается. Когда с оформлением закончим, будем искать квартиру. Нам деваться некуда – детей надо поднимать. – Сергей закрывает лицо руками, испачканными шпатлёвкой. – Если б не дети, ну её на хрен такую жизнь…

На местах, правда, отрицают, что мигранты с Украины обуславливают ухудшение криминальной обстановки. Тем не менее факты свидетельствуют об обратном. После начала конфликта в Донбассе в Ростовской области произошёл уже целый ряд громких преступлений, в которых были замешаны выходцы с Украины. Так, в приграничном городе Гукове приезжие попытались ограбить магазин. После того как на место происшествия прибыли полицейские, грабители метнули в них боевую гранату.

Попытки ввезти в Россию с территории непризнанных республик оружие и боеприпасы фиксировались уже не раз. А в начале января правоохранители задержали двух граждан Украины, занимавшихся сбытом поддельных пятитысячных купюр. При этом свои поступки мигранты часто объясняют тем, что им не на что существовать. Об этом в том числе говорила семья Украинцев, пытавшаяся за 4,5 млн рублей продать своего восьмимесячного сына. Деньги, по их словам, требовались им на покупку жилья.


4 comments

  • Мы семья из 3 чел из Украины хотим подать документы на РВП в Феодосии Крым Россия. Но услышали что нет квот и нам могут отказать. Что делать?

  • Дочка гражданка России, отец гражданин Украины и живет там, платил алименты до 18 лет… дочь поступила в Белгу и как подать на алименты до 23 лет? мать гражданка Украины и живет тоже и работает в Украине?

  • Меня зовут Антон, я гражданин России, у моей жены, которая является гражданкой Украины при беременности обнаружили ВИЧ. Ребенок после приема специальных лекарств родился здоровый. Подскажите как можно получить моей жене гражданство?

  • В любом случае — постановление уже вынесено Подскажите Россия как Украины себя беженцы с ведут в России

Comments are closed.