Пропускные пункты на границе Украины и России Ростовская область

Гражданство

Ростовская область — Новошахтинск — ЛНР — ДНР или как лучше въезжать в Донбасс
— По крайней мере не было такого бесконтрольного перехода границы. Как-никак граница все же охранялась. Оружия, да, было много, потому что боевики еще в апреле захватили центральный областной арсенал в Луганске. Но сейчас у нас стало в ходу, скажем, такое вооружение, как АГС-30, которого отродясь не было в украинской армии. У нас были гранатометы АГС-17 «Пламя», а «тридцатки» стоят на вооружении только в России.

Заезжаю на заправку отдохнуть. Позади больше 1000 км дороги и более 20 часов за рулем. А на Ростовских трассах нужно быть особенно осторожным. Отдыхаю минут 40, и едем дальше. Полосами попадаем в дождь, а иногда в град. Довольно крупный град. Трасса не сильно перегружена, попадал я и хуже на Доне. Состояние асфальта хорошее. Вообще Ростовская область отличается хорошими дорогами – любит местный казак по ровному асфальту промчаться с ветерком.
ОК, решаю попробовать заехать на Донбасс через ЛНР. Меня пугает мысль ехать через Ростов в час-пик, а потом вечером проходить границу и в комендантский час пробираться по ДНР.
Доехали до поворота на Новошахтинск. Здесь заезжаю на заправку ТНК, заливаю 40 литров топлива. Вообще, на всю дорогу в 1600 км у меня ушло 75 литров. Отличный результат.
На таможне перед нами оказалось машин 20-25. По моему опыту это 2-3 часа ожидания. На Успенке и Мариновке россияне пропускают где-то по 8 машин в час.
Подъезжаю к будке, выхожу. Одинокий автоматчик спрашивает – паспорта есть? Логично, что есть, без паспортов бы Россия не пропустила. Достаю, начинаю открывать. – Не надо, вижу что есть. А документы на собаку есть?
Я остался в небольшом шоке от такой таможни. Хотя, наверно ЛНР правы, если россияне пропустили, то что второй раз досматривать. Правда в ДНР что-то заносят в компьютер с умным видом, досматривают машину… А здесь у таможенника только автомат.
Все, мы на Донбассе. Дорога по Луганской области то хорошая, то попадаются очень глубокие ямы. Местами на трассе попадаются следы от танков и снарядов. Но не часто. Поля распаханы. Родные пейзажи. Крутые спуски подъемы. Как-то так получилось, что я никогда не был ни в Красном Луче (об этом городе знаю только то, что здесь выпускали вкусное мороженое), ни в Антраците. И глядя по сторонам, жалею об этом. Здесь можно было бы замутить несколько красивых походов по хребтам Донецкого Кряжа. Красота.
Где-то за Антрацитом проехали шахту Украина или Украинская. Вся желто-голубая, с большим гербом на стволе. Интересно, работает сейчас Украина, или нет… На встречу пронесся армейский Урал, лихо подпрыгивая на ухабах. Из-под его колес брызгами вылетают брызги асфальта из выбоин. Да, такая техника при такой скорости скоро полностью добьет эту трассу.
Уже под Чернухино ям на дороге стало значительно больше, да и сами ямы значительно глубже. Солнце уже катится к закату, и красный диск сильно бьет по глазам. Что же это за день за такой. Вижу впереди косулю, выскочившую на дорогу. Притормозил, она тоже остановилась на дороге, посмотрела на нас и поскакала в кусты.
Напротив Чернухино уперлись в пересыпанную трассу – на Дебальцево не проехать. Возле кучи породы указатели – направо Луганск, налево Донецк и Дебальцево. И стоит будка таможни ЛНР. Пропускные пункты на границе Украины и России Ростовская область, Граница? Ага, конец республики. Зачем только трассу пересыпали, я так и не понял. Остановился – никто не вышел ко мне. Ладно, едем на право.
На въезде в Никишино стоит кунг с ДНРовским флагом. Таможня ДНР. Таможенники что-то рассказывают водителю КАМАЗа. Постоял. Ко мне не идут. Повернул и поехал в сторону Ольховатки.
Вообще, всем умникам, для которых война это романтика, и тем, кто спрашивает – «А что, у Вас правда война?» я бы советовал побывать в Никишино. Ни одного целого дома. Руины. Разбитая школа. Внутри все сжимается. Сколько лет еще будем пожинать последствия этой войны.
До Ольховатской шахты дорога ужасная. Вся побитая и продавленная тяжелой техникой. В Ольховатке остановился. Поцеловал родную землю. У меня мать родилась в Ольховатке. Можно сказать, родной поселок. Разбитая и разворованная нацгвардией шахта стоит. Тяжела жизнь сейчас в этом поселке.
Недавно прошел дождь. Солнце светит прямо в глаза и отражается от мокрого асфальта. Ям не видно. Уставшие глаза аж болят. Медленно ехать не могу – уже дом близко, а быстро — кажется, что сейчас машина развалится. Да и стук появился какой-то странный. Как позже оказалось, это разбило саленблок переднего рычага. Но ему давно уже пора. Он пережил все от Кавказа до Байкала.
Так догремели до Енакиево. В Енакиево дороги хорошие – наследие Сергея Жоржевича Рухадзе. Родной город. Вечером еще долго общались с родными, пили самогон, спать лег только часа в два. Щенки все выжили и благополучно были розданы жителям Енакиева. Такие себе, щенки – интернационалисты: мама из Украины, папа из Белоруссии, родились в России а жить будут на Донбассе. Хотя, у всех жителей Донбасса такая же история…
Итого: за 34 часа мы проехали 1800 км – мой рекордный автопробег. Это 1 апреля я запомню на всю жизнь. Главное ко всем сложностям подходить с улыбкой.

Границы больше нет!

На связи с «Новой» один из руководителей* Луганской области. Высокопоставленный чиновник рассказал, что происходит на восточных окраинах Украины
На связи с «Новой» один из руководителей Луганской области. Высокопоставленный чиновник рассказал, что происходит на восточных окраинах Украины
— По крайней мере не было такого бесконтрольного перехода границы. Как-никак граница все же охранялась. Оружия, да, было много, потому что боевики еще в апреле захватили центральный областной арсенал в Луганске. Но сейчас у нас стало в ходу, скажем, такое вооружение, как АГС-30, которого отродясь не было в Украинской армии. У нас были гранатометы АГС-17 «Пламя», а «тридцатки» стоят на вооружении только в России.
— Практически нет, если не считать северные районы, которые прилегают к Харьковской области. Основные силы АТО сосредоточены на Донетчине. Луганщина же почти полностью во власти мятежников, причем различных группировок: где-то командуют казаки, где-то местный криминалитет, где-то бывшие афганцы, где-то добровольцы из России. Сам Луганск под контролем боевиков ЛНР.
— По российскому телевидению рассказывают о тысячах беженцев, которые бегут из Луганска, Донецка. Вы подтверждаете это?
*Высокопоставленный чиновник, продолжающий работать в захваченной ополченцами обладминистрации, попросил не называть его имени. Редакция выполняет просьбу источника.
5 июня Украина объявила о закрытии восьми КПП. В Луганской области закрылись пункты: «Должанский», «Краснопартизанск», «Красная Могила», «Новоборовцы», «Краснодарский» (пункт пропуска на сопредельной территории — Донецк), «Краснодарский» (пункт пропуска на сопредельной территории — Нижний Швырев), «Северный»; в Донецкой области — «Мариновка.
Правда, «Должанский» и «Красно-партизанск» закрыты лишь формально, на бумаге, потому что находятся под контролем луганских ополченцев.
Таможенный пост «Должанский» — на границе Ростовской и Луганской областей. Российская таможня продолжает работу в штатном режиме. В ста метрах от пропускного пункта — палатки МЧС для беженцев: двухъярусные кровати, запасы питьевой воды, чемоданы, сумки с вещами, продуктами, детские рюкзаки.
— Я из Луганска. В городе очень странная ситуация: в каком-то районе стреляют, идут бои, а в каком-то — спокойно, — говорит Анастасия. Она перешла границу утром 6 июня. В Ростовской области у нее родные, хочет переждать боевые действия у них.
В основном все те, кто пересекает границу, приезжают к своим родственникам. Но есть и такие, кому некуда идти, — в этом случае, как нам сказали сотрудники МЧС, людей отвозят автобусами к администрации Красносулинского района.
Точное количество людей, пересекающих границу в этом пункте, назвать очень сложно: когда мы переходили на Украинскую сторону, было 20—30 легковушек, на обратном пути количество машин приблизилось к сотне.
До границы люди добираются разными способами. Мы встретили рейсовый автобус «Луганск—Ростов-на-Дону», который был переполнен. Кто-то едет до «Должанского» на попутках, после чего — пешком на российскую сторону.
Минут через двадцать нас пропустили в зону таможенного контроля, в очереди стоять не пришлось — людей, которые едут в сторону Украины, очень мало. На КПП «Должанский» все внимание ополченцев направлено в Украинскую сторону. Один из них подошел к нам, но отказался назвать свое имя, сказал только, что он из первой свердловской сотни Всевеликого войска Донского под руководством атамана Николая Козицына.
Вместе с нами в Россию пошли двое молодых парней, семья с детьми и мужчина средних лет — он сказал, что его зовут Павел, родственники живут в Москве, и он собирается к ним


5 comments

  • Я беженец из украины донецк нахожусь в статусе ву на територии россии продлевать почему то не хотят что делать назад возвращатся некуда?

  • Я гражданин Украины, жена гражданка России. В браке состоим 6 лет, есть дочка 5 лет, родилась в России, имеет гражданство России. Сейчас у меня есть РВП. Нужно ли мне офрмлять вид на жительство или можно сразу же подавать на гражданство?

  • Щас поищем разъяснения. Спасибо) Подскажите пункты Пропускные на России область и границе Украины Ростовская

  • Здравствуйте! отцу потребуется доверенность.

Comments are closed.